Первые лица

Геннадий Тимченко:

за все в жизни надо платить. И за знакомство с руководством страны тоже

Основатель и владелец Volga Group согласен с тем, что деньги любят тишину. В новом проекте ИТАР-ТАСС "Первые лица" он рассказал о том, как санкции повлияли на его бизнес

© ИТАР-ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Основатель и владелец Volga Group согласен с тем, что деньги любят тишину. В новом проекте ИТАР-ТАСС "Первые лица" он рассказал о том, как санкции повлияли на его бизнес

Интерес к Геннадию Тимченко очевиден: бывший совладелец Gunvor Group с личным капиталом, составляющим, по разным оценкам, от $12 млрд до $16 млрд, не только входит в клуб богатейших и влиятельнейших людей России, но и значится в числе тех, против кого в марте этого года США ввели персональные санкции и чьи компании (в данном случае НОВАТЭК) подпали под американский запрет в июле.

 

- За что страдаете, Геннадий Николаевич?

- Не скажу, будто так уж сильно мучаюсь, хотя определенный дискомфорт, конечно, есть. Своим домом всегда считал Россию, но последние 25 лет много жил за границей, переезжая из страны в страну. Сейчас же фактически стал невыездным. Семья вот отправилась на лето на юг Франции, где мы традиционно отдыхаем каждый год, а я оказался отрезан от всего этого. От родных, от любимой собаки…

 

- Какой породы?

- Лабрадор.

 

- Подтвердите мою догадку.

- Это правда, Роми - дочь Кони от первого помета, хотя мы старались не афишировать факт. Должен признаться, раньше я не был собачником, но Владимир Владимирович, видимо, хотел отдать щенка в приличные руки, и я, понятное дело, согласился. Сам выбрал Роми, она сразу мне понравилась: черненькая, с белым пятнышком на груди… До семи месяцев, пока не сделали прививки и не выправили необходимые документы, Роми жила в президентской резиденции на Рублевке, а потом я увез ее в Швейцарию. За десять лет собака стала полноценным членом семьи…

Постоянные разъезды - нормальное состояние для любого крупного предпринимателя, я привык мотаться по миру, проводил в самолете по пятьсот часов за год, но всегда знал, что в любой момент могу прилететь к родным. Теперь иначе, и это огорчает. 11 июля сыну исполнилось 19 лет. Чтобы нам отпраздновать день рождения вместе, он приезжал в Россию из Швейцарии, где учится в университете.

 

- Сын, как и вы, гражданин Финляндии?

- Он родился в Хельсинки, что не мешает ему, как прочим членам нашей семьи, оставаться россиянином. Я никогда не скрывал двойного гражданства. Все делал легально, по закону. Вы же помните девяностые: второй паспорт был нужен, чтобы свободно перемещаться по миру, не терять попусту времени на ожидание виз. Наш бизнес тогда активно развивался, и мобильность значила очень много…

 

- К слову, что мешает вам сейчас поехать в Европу? В черные списки вас ведь лишь американцы внесли…

- Формально ничего не препятствует. Могу хоть сегодня сесть в самолет и полететь в Париж, Женеву или Лондон. У меня много друзей и партнеров в разных странах, они не должны дать в обиду, случись что. Но тут другая тема… Увы, есть основания всерьез опасаться провокаций со стороны спецслужб США. Поверьте, это не домыслы, а вполне конкретная информация, в детали которой посвятить вас по понятным причинам пока не могу. Но мы занимаемся вопросом…

 

- Похоже, надо было спрашивать вас, Геннадий Николаевич, не за что, а за кого муки терпите? Ведь в США не скрывают, что, желая побольнее уколоть Владимира Путина, прошлись по его ближнему кругу…

Частная коллекция картин бизнесмена
© ИТАР-ТАСС/Вячеслав Прокофьев
Частная коллекция картин бизнесмена
© ИТАР-ТАСС/Вячеслав Прокофьев

- Да, можно сказать, все за родину и ее президента, чью внешнюю и внутреннюю политику разделяю, в том числе по Крыму. В Россию, кстати, я вернулся до всяких санкций и мартовского референдума, решившего судьбу полуострова. Почувствовал: пора. Как видите, живу в доме, выдержанном в классическом советском стиле. Даже картины здесь повесил в духе соцреализма. Много полотен художников Ткачевых. Потом пройдем по комнатам, покажу… Братья, к слову, родились на Брянщине, почти на границе с Украиной.

 

- Обратил внимание: пользуетесь уоки-токи, чтобы позвать помощника или прислугу.

- Здание большое - два этажа. Плюс 4 га земли. Не докричишься!

 

- А мобильный телефон?

- Господин Сноуден научил аккуратнее обращаться с этой техникой. За нами присматривают.

 

- Большой Брат?

- И большой, и малый… Приходится учитывать. Конечно, разговариваю по телефону, при этом помню: меня слушает не только собеседник, но и чужие уши. Понимаю, что говорить, когда и кому.

 

- Тем не менее электронная почта у вас есть, в социальные сети выходите?

- Могу честно сказать, что не пользуюсь компьютером. Вот Лена, жена, пошла на курсы, освоила интернет и теперь общается с сотрудниками по e-mail. В день приходит по полторы сотни писем, и на каждое надо ответить. У воспитанных людей так принято. А представьте, сколько мне станут присылать! Не располагаю временем переписываться со всем миром. Поэтому решил: компьютер не мое. Если понадобится срочно что-то прочесть или получить какой-то документ, могу воспользоваться ноутбуком кого-нибудь из домашних или помощников. С этим, как вы понимаете, проблем нет, все вокруг технически оснащены. А вот новости в интернете не читаю и по ночам сплю спокойно.

 

- Следуя советам профессора Преображенского.

- Да, и мне хорошо. В сети столько пишут всего, что диву даешься. Порой узнаю о себе поразительные вещи, не имеющие общего с действительностью!

 

- Недавно была публикация про ваши украинские корни, Геннадий Николаевич…

- Так случилось, что родители отца погибли очень рано, какое-то время он даже воспитывался в детдоме. Историю рода проследить трудно, но знаю, что мои дед и бабка с Харьковщины, а это Новороссия.

 

- Слобожанщина.

- Как ни называй, в состав советской Украины территория вошла лишь в 1922 году… Один из тех, кто заправляет там сейчас, практически мой сосед по Женеве.

 

- Который?

- Коломойский. У нас дома неподалеку. Мы не знакомы, но столько слышал об этом господине, что... Рассказы не для печати, а скорее для следственных органов.

 

- С Владимиром Владимировичем говорили на эту тему?

- Ну что вы! Во-первых, мы видимся не настолько часто, как многие думают, во-вторых, никогда не лезу в сферы, в которых не разбираюсь. Я не политик и не считаю возможным высказываться по таким вопросам.

О ПРОЕКТЕ

В рубрике «Первые лица» информационное агентство ТАСС ежемесячно публикует интервью российских чиновников, политиков и бизнесменов – руководителей министерств и ведомств, ведущих представителей законодательной и судебной власти, государственных корпорации и компаний. В прямой беседе с первыми лицами государства журналист Андрей Ванденко поможет читателям лучше понять механизмы государственного устройства России, выяснить причины и мотивацию принимаемых решений, донесет «неказенную» позицию руководителей официальных органов власти по самому широкому кругу вопросов.

АВТОР

Андрей Ванденко

Родился 8 ноября 1959 года в Луганске на Украине. В 1982 году окончил факультет журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. С 1989 года живет и работает в Москве. Свыше двадцати лет специализируется в жанре интервью. Публиковался в большинстве ведущих российских СМИ. Лауреат профессиональных премий.