Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
^
Лента новостей
Разделы сайта
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Украина надеется на урегулирование газового вопроса с Россией - президент Украины Виктор ЯНУКОВИЧ

19 марта 2012, 0:02 UTC+3
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Украина надеется на урегулирование газового вопроса с Россией и полагает, что режим пересечения российско-украинской границы должен быть максимально комфортным, заявил президент Украины Виктор Янукович в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ИТАР-ТАСС Михаилу Гусману.

- Виктор Федорович, благодарю за возможность встретиться с вами накануне вашей очередной поездки в Москву. С каким настроением едете из солнечного Киева в уже тоже солнечную нашу столицу?

- Как всегда, с надеждой. Я верю в то, что наши традиционные добрые отношения будут воплощаться в действия. Нам многое удалось сделать с Дмитрием Анатольевичем Медведевым за короткий период времени, фактически за два года, которые работаем вместе. Остался один вопрос. Сегодня он будоражит не только Украину и Россию, но и Европу, да и мир. Он для Украины был, есть и остается экономическим, но его возвели в ранг политического. И уверен, что у нас хватит политической воли и мудрости решить и этот вопрос тоже.

- Назовем вещи своими именами: мы говорим о газе?

- Да.

- Согласен с вами, что это для Украины вопрос экономический, хотя идут разговоры, что эту проблему кто-то пытается использовать в качестве политического рычага, что тема газа - это тема пакетная, и прочее, прочее. Считаете ли вы эту тему разрешимой в ближайшее время? Вы справедливо заметили - это, наверное, единственная точка, в которой происходит определенная сшибка интересов.

- Не берусь делать прогнозы, насколько быстро или насколько долго будет разрешаться этот вопрос. Уверен в том, что ни у Украины, ни у России нет других вариантов, кроме одного: решить этот вопрос, вокруг которого мы уже достаточно долго ходим. Мы не можем платить такие необоснованные деньги, такую цену за этот газ. Это неправильно, это несправедливо, и это чувствует украинский народ, поэтому тема эта очень больная и ее, конечно, нужно снимать.

- Правильно ли я понимаю, что в остальных сферах нашего сотрудничества, если взять экономику, дела продвигаются нормально? Все-таки за прошлый год, если память не изменяет, товарооборот между нашими странами перевалил за 50 миллиардов, Россия, я так понимаю, основной экономический партнер Украины. То есть в остальных сферах экономики вас как президента Украины в целом и в общем все удовлетворяет и вам в этом плане предстоит обсуждать с  российскими руководителями только хорошее?

- По-крупному, да. Главное то, что мы практически убрали те барьеры, которые были в торговых отношениях между нашими государствами. Более того, мы очень серьезно продвинулись в вопросах межрегионального сотрудничества. Многие вопросы удалось решить для наших приграничных районов, для наших граждан. Мы уже вплотную приблизились к принятию решения по разграничению Керченского пролива, это очень важно. Решив эти вопросы, мы будем иметь уже, я бы сказал, цивилизованные межгосударственные отношения, потому что, не имея, к примеру, границ, государства не могут существовать. Мы обязаны были выполнить эту работу, и мы ее фактически выполнили. Конечно, от того, что наши граждане разделены границами, жизнь у них не улучшается, она только усложняется. Конечно, мы должны снять бюрократические барьеры, которые стоят на пути приграничной торговли. Слава богу, у нас нет визового режима, но все равно порядок пересечения границы в установленных пунктах должен быть максимально комфортным и должен быть упрощен. Мы должны с уважением относиться к нашим гражданам и исходя из этого многого уже добились. Необходимо эту работу продолжать, возможно, нужны какие-то нормативные межгосударственные документы, которые требуется подписать, дополнительно эти все процедуры отрегулировать. Тем более у нас в этом году Евро-2012, а вы взяли на себя колоссальную ответственность по проведению чемпионата мира-2018.

- Но это еще в 2018-м.

- Нет, это только кажется, что "еще".   Это - уже.

- У нас на носу уже Сочи  в 2014-м.

- А мы на 2022 год размахнулись, на Олимпийские игры в Карпатах.

- В этой связи, если чуть расширить рамки двусторонне-коммерческого сотрудничества, какова судьба зоны свободной торговли стран СНГ? Соглашение Украина подписала в прошлом   году, правда, рада его еще не ратифицировала.

- Этого соглашения не было практически все годы независимости, и, скажу откровенно, не очень Россия хотела иметь такое соглашение. В рамках СНГ мы регулярно встречаемся, и мы видели, что сдвинуть Россию так просто с места не удавалось. Сейчас, наконец, как говорится, лед тронулся и остались там мелкие-мелкие вопросы, которые нужно дорегулировать. Соглашение, конечно, будет ратифицировано, как только мы снимем незначительные процедурные вопросы, возникшие у юристов. Проведем совместные консультации, и соглашение обязательно будет подписано.

- В Москве вы примете участие в качестве наблюдателя в заседании глав государств Евразийского коммерческого сотрудничества, это почти сложившийся союз, остался буквально шаг до официального формирования. Насколько вы считаете перспективным для Украины участие в этом союзе, как это вписывается в другие векторы вашей внешней политики и экономического развития?

- Мы присматриваемся сейчас к этому экономическому образованию. Это нелегкий путь, и для того чтобы пойти по нему, нужно, конечно, иметь большую политическую волю. То, что наши коллеги-соседи по нему пошли, мы приветствуем, но дать конкретный ответ мы на сегодняшний день не готовы. Из этого интеграционного процесса Украина выпала почти на пять лет, быть может, даже больше. И поскольку мы очень сильно отстали, мы пока не понимаем, как нам процедурно войти в этот процесс, по той причине, что для нас еще непонятны условия вхождения Украины. Мы потеряли очень много времени и, естественно, информации, не были участниками подготовки документов и сегодня не готовы сказать, насколько они отвечают нашим национальным интересам. И самое главное - это результат. Возможно, после того как увидим хотя бы первоначальные результаты, по которым можно будет дать оценку, а мы же все время общаемся, у нас хорошие двусторонние отношения со всеми участниками Евразийского союза, мы поймем, что это дает государствам, как это влияет на суверенитет. Потому что один из вопросов, который есть, и звучит он со всех сторон, это создание наднациональных органов. Естественно, это будет лишать Украину какой-то части суверенитета Украины, что запрещено Конституцией. Чтобы этот вопрос решать практически, есть различные способы: это изменение Конституции в парламенте, возможно, проведение всеукраинского референдума, и так далее. Ну, это уже способ. Но чтобы пойти по этому пути, нужно быть убежденным и видеть все-таки результат, я не говорю - конечную цель. Да, цель, конечно, должна быть и соответствовать национальным интересам Украины. Мы пока этого не можем сказать, и в этом сегодня проблема. То есть, чтобы двигаться по пути интеграции, мы должны иметь основания, а оснований пока у нас нет. Есть много различных дискуссий на эту тему. Они приводили к одному, что если идти вслепую, непонятно, что мы получим. Остается вопрос, на который нужно будет давать ответ, нужно быть убежденным, потому что наверняка этому интеграционному пути будут препятствовать оппоненты, различные политические силы, влияющие на общество. Например, если будет референдум, будет две точки зрения и люди будут смотреть, а какая же из них наиболее привлекательная или правильная. Мы желаем действительно от всей души, чтобы наши коллеги, наши соседи, наши друзья успешно шли по этому интеграционному пути. Но сейчас добавились определенные новые аспекты: Россия стала членом ВТО, думаю, очень скоро станет членом ВТО Казахстан. Как будет с Белоруссией, мы не знаем. Есть вопросы, как именно членство в ВТО изменит отношения внутри Евразийского союза. На это пока никто не может дать конкретных ответов. Хотелось бы, чтобы прогноз был хороший.

- Если позволите, еще немного о внешней политике. Вы недавно сказали, что Украина проводит политику национального прагматизма в отношении ваших стратегических партнеров: России, Соединенных Штатов, Китая, и одновременно в начале года вы говорили о новом уровне отношений с Европейским союзом и подчеркнули значение европейского вектора развития украинской внешней политики. А отзываясь о ЕврАзЭС, говорили о том, что тут очень важно не поступиться своим суверенитетом. В Евросоюзе уже практически завершено формирование этого международного образования. Какие-то страны будут ждать его долго, какие-то уже стучатся в дверь. В этой связи как вы видите перспективу Украины действительно войти в этот европейский дом не географически, а политически, экономически, собственно, так, как это принято в Евросоюзе?

- Во-первых, формирование продолжается. Балканские страны находятся в различных стадиях европейской интеграции. Но что важно для Украины: мы процесс европейской интеграции прежде всего для себя рассматриваем как механизм, который создаст условия приближения нашей страны к европейским стандартам. Да, и мы интегрируемся. Это наше домашнее задание. Мы не делаем это для Европы, мы это делаем для Украины, и для нас это очень важно. Мы видим различные положительные аспекты, которые связаны с европейской интеграцией, которые открывают нам различные пути, например, в визовом режиме, в вопросах торговли. Очень важно, чтобы мы имели стандарты и технические,  и торговые, которые бы для Украины создавали равные правила на внешних рынках с европейскими странами, это огромный рынок. У нас товарооборот с европейскими государствами тоже более 60 миллиардов долларов, и мы на сегодня еще имеем дискриминационные условия. Украина экспортно ориентированное государство, мы более 60 процентов продукции экспортируем на мировые рынки, поэтому наша задача не просто устоять в этой конкурентной борьбе, но и открывать новые возможности, потому что мы экономически растем и будем расти. Украина страна, имеющая колоссальный потенциал роста экономики. Достаточно сказать то, что мы сегодня экспортируем не более 15% готовой продукции с высокой добавочной стоимостью. А нам нужно торговать продукцией с высокой добавочной стоимостью. Поэтому все, что связано с европейской интеграцией, это вопросы нашего развития. Ведь главная цель строить сильное государство и чтобы люди от этого пользу имели, то есть лучше жили.

- Коснусь еще раз внутренних дел Украины. Недавно, выступая на заседании кабинета министров, вы поставили четыре стратегических задачи в области социальной политики. В этом контексте я хотел бы спросить. У вас в октябре парламентские выборы. Скажем так, насколько эти поставленные вами задачи впрямую связаны с предстоящими выборами и каким вы видите направление деятельности по социальной сфере?

- У нас избирательная система построена так, что мы из одних выборов плавно переходим в другие. Недавно провели выборы в местные  органы власти, и, пожалуйста, уже через год выборы в Верховный совет. Заканчиваются выборы в Верховный совет, фактически уже 2013 год, это, можно сказать, предвыборный год, президентский. И какие бы ни были наши решения, все время оппоненты, которые уже бывали много раз при власти и которых мы всех знаем в лицо, и показали, кто они такие есть на самом деле, они будут говорить, что мы это делаем под выборы. Невозможно найти такое окно, чтобы это не было так или иначе связано с выборами. Но я вам говорю истину. Два года мы на грани фола. Выдержали колоссальное давление, которое было на экономику нашей страны. Это обязательства перед нашими людьми - не снижать социальные стандарты, а повысить их. Закончились выборы, и мы увидели, что мы получили - дефицит бюджета 15%, падение экономики, промышленного производства и так далее. Все это действовало немного удручающе. И задача наша была удержать социальные стандарты, а если можно, то хотя бы немножко их улучшить, увеличить и пенсии, и заработные платы. Нам это удалось сделать и в 2010, и в 2011 годах, но с огромным, колоссальным трудом. И я могу сказать, что фактически мы создали фундамент, который нам  позволяет уже в этом году развивать успех. И я именно в 2010 году сказал о том, что нам, видимо, удастся начать процедуру возврата вкладов Сбербанка СССР. Но реально мы увидели только в 2012 году, что такая возможность у нас появится. Экономика мировая выравнивается. И в Украине мы увидели, что начали получать дополнительные доходы бюджета, а это значит, что мы должны прежде всего справедливо поступить по отношению к нашим гражданам. Я об этом говорил, я об этом мечтал. И сейчас хочу, чтобы мои мечты начали понемножку сбываться. И мы не делаем это одноразовой акцией. Если посмотреть на эту программу, она рассчитана на весь год. До конца этого года мы постепенно будем увеличивать социальные выплаты. Именно постепенно - для того чтобы не сорвать курс, не сорвать инфляцию, не навредить. И эта программа будет плавно переходить в 2013 год, такова наша политика. Все то, что я предложил правительству осуществить, конечно, несет всегда определенные риски, но мы понимаем, ради чего мы на них идем. Просто не можем дальше тянуть. В 2004 году сердце не выдержало - я увидел, как бедно живут люди. И тогда мы увеличили пенсии в 2,5 раза. Минимальная пенсия тогда была 107 гривен, а, значит, мы увеличили пенсии - 279 гривен и даже 40 копеек. Вот как тогда было выстрадано. И оппоненты говорили, что это одноразовая акция. А сегодня у нас прожиточный минимум 1000, где-то 1070 гривен. Сегодня, да. Мы приняли страну, когда ВВП не достигал одного триллиона, а на 2012 год мы рассчитываем выйти уже на полтора триллиона.

- Гигантский скачок.

- Мы все-таки преодолели тот дефицит бюджета, который был 15%, без помощи тех сотен миллиардов,   как это делает Греция. Мы не увеличили международный долг,   а сократили его. Сократили! Как это удалось? Ну, мы не   кричали, мы не пиарили себя так, как это делают некоторые   политики-популисты. Популизм как норма политического   поведения прижился, к сожалению, в Украине. Меня обвиняют в   том, что я редко выступаю в средствах массовой информации.   Я вам скажу,  действительно не очень люблю...

Я больше люблю делать, чем говорить. Но глубоко уверен   в том, что слова никогда не должны расходиться с делом. Вот   главное. И неважно, как часто выступишь в прессе, лучше, чтобы это было честно. Принцип должен быть такой - не   врать, не обманывать людей, говорить правду. И я стремлюсь   к тому, чтобы это было так всегда, и требую того же от тех   людей, которые со мной работают.

- Кстати сказать, вы говорите уверенно и хорошо. Более   того, в прошлом году во время проведения в Киеве Всемирного конгресса русской прессы нашли возможность, приняли в нем   участие, выступили перед представителями всемирной русской   прессы, и это было очень тепло воспринято нашими коллегами.   Вы прекрасно владеете русским и, естественно, украинским.   Каково ваше отношение к этому и к роли и месту русского   языка в вашей стране?

- Вы знаете, до 2002 года, когда я   приехал в Киев, для меня это была проблема. Но украинский   язык очень красивый. И как только у меня появилась такая   возможность говорить по-украински, я это начал делать с   удовольствием. И я хочу сказать, что да, были периоды в   нашем государстве, когда допускались перекосы в языковых   проблемах. Сейчас их, я бы сказал, нет, и нет, не   существует у нас этой проблемы. И сегодня люди предлагают:   чтобы нам не разжигать опять этот вопрос, который возникает   от выборов до выборов, нужно его отрегулировать на   законодательном уровне с учетом той мировой практики,   которая существует и о которой вы говорите. Все эксперты   полагают, что лучшая практика европейская, во многих стран   Европы двуязычие, есть и триязычие…

- И четырехъязычие!

- Да. И живут нормально, спокойно.   Никаких проблем нет. Поэтому мы пошли по этому пути,   используя ту практику, которая есть в Европе, где принята   Европейская хартия о языках, по-моему, Россия ее   ратифицировала и  Украина тоже. И в соответствии с этой   хартией принят закон. Страсти вокруг этого вопроса   разжигают политики. Этот закон зарегистрирован, он будет   рассмотрен и принят. И в этом заинтересована Украина, ее   население, говорящее в основном на двух языках - на   украинском и на русском. Но только сейчас я встречался с   премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном.  И мы с ним   тоже обсуждали эту тему. У нас в Закарпатской области есть   два района, где живут венгры. Там очень крупная община   венгерская. Школы, учебники и прочее - они хотят   разговаривать на венгерском языке, да и на украинском и на   русском. Мы должны создать условия для людей в Черновицкой   области, там румынский язык, в Одесской области -   болгарский, в Мариуполе очень большая греческая диаспора. И   когда к нам приезжают греки и киприоты, они все едут к   грекам, живущим на Украине. Мы все делаем для того, чтобы   сберечь культурное наследие народов, населяющих Украину, на   это направлена государственная политика. Конечно, русский   язык будет всегда занимать очень большое место в жизни   Украины и украинского народа.

- Украинский народ в свои   самые трудные времена находил опору в церкви, в вере. Знаю,   что вашим духовником является многие годы старец Зосима из   Свято-Успенского Николо-Васильевского монастыря, вы много   общались с ним. И я думаю, много извлекли мудрости от   общения с ним?

- Вот это точно.

-  И поэтому хотел спросить, насколько, на ваш взгляд,   сегодня православная культура вошла в повседневный быт   украинцев и в вашу личную повседневную жизнь?

- Это очень личное. Есть определенные   таинства, и я не очень люблю на эту тему говорить публично.   Каждый живет с Богом в душе. У меня особое отношение к   этому вопросу. На мой взгляд, это имеет огромное значение и   в воспитании, и в жизни каждого человека. Кто в какую   церковь ходит, кто как относится к Богу, что правильно, что   не правильно, вмешиваться в эти вопросы нельзя ни нам,   верующим, ни, конечно, государству. Я с огромной   благодарностью вспоминаю тот период времени, когда я пришел   к Богу именно благодаря отцу Зосиме, действительно моему   духовнику, с которым меня господь Бог свел, познакомил. И   многое из того, чем я сегодня живу, и все, что живет во   мне, это многое связано с отцом Зосимой.  Были у меня   трудные периоды жизни. И я ни о чем не жалею. Жизнь прошла   в борьбе, я к ней привык, да. Конечно, больше я люблю,   чтобы она, борьба эта, велась по правилам, но, к сожалению,   это очень редко бывает, очень. Я привык очень избирательно   относиться к обществу. И однажды уже под утро, когда с   отцом Зосимом мы всю ночь проговорили, и из себя выдавил   этот последний вопрос. Скажите, отец Зосима, почему мне так   тяжело живется? А он посмотрел на меня, встал, обнял и   говорит: "Крест у тебя такой. Да. И боженька кого любит,   того грузит, говорит, под завязку. Потому что другой не   повезет". А я вам скажу, что, несмотря на трудности,   несмотря на то, что не всегда рядом со мной были такие   люди, не хочу сказать, что предавали, но не хватало им   характера, не хватало силы пройти этот путь до конца. И они   сворачивали. Это было больно, очень часто было больно. Но я   не сохранил никакого зла.

- Виктор Федорович, мы говорим о церкви, а церковь   прежде всего призывает к милосердию. И здесь я хотел   коснуться темы, связанной с Юлией Владимировной Тимошенко.   Я не посмею касаться  правового аспекта - это дело юристов.   Но в данном случае обращаюсь к вам как к президенту страны.   Сейчас Великий пост, скоро Пасха. И если смотреть на   ситуацию с точки зрения милосердия, как вы считаете, может   быть, есть у президента возможность, перешагивая через   какие-то даже процедурные вопросы, поднявшись над ними,   принять решение именно руководствуясь одним словом -   милосердие?

- Знаете, я очень часто в своей жизни   задумывался над тем,  например, что такое страх и что такое   сила духа. Есть сила страха, сила духа. Есть ненависть и   есть любовь - это противоположное.

- Добро и зло.

- Да, добро и зло. Так вот, вы поверьте,   у меня никогда не было и нет ненависти вообще к человеку,   как нет, никогда не было ее и к Юлии Владимировне. Никогда   этого чувства не испытывал. Меня поражает вот та ненависть   и зло, которое сидит в ней и в некоторых ее, будем   говорить, попутчиках или, не знаю, как там назвать,   соратниках. Откуда столько ненависти и зла? А вот тема,   которую вы затронули, она немножко другая. Это тема, можно   сказать, политико-правовых отношений. Сейчас у меня нет   полномочий вмешиваться в эти вопросы, я не владею такими   полномочиями.  Хотя мне в последнее время журналисты очень   часто задают подобные вопросы…

- Виктор Федорович, я часто бываю в Украине, есть очень много близких друзей, и при этом иногда приходится слышать такие, на мой взгляд, не очень справедливые слова, что Россия до сих пор не смирилась с украинской независимостью, что Россия пытается втянуть Украину, так сказать, в "русский мир". В то же время, на мой взгляд, это в такой же степени справедливо, как то, что Россия является частью "украинского мира", в том смысле слова, что, например, у нас в Тюмени, по-моему, проживает украинцев больше, чем в Луганске или в Донецке. Или в свое время во времена столыпинских реформ в Алтайский край переселилось столько украинцев, что фактически сегодня двое из трех алтайцев с определенными украинскими корнями. И в этой связи, мне кажется, мы настолько связаны, что все эти разговоры досужие. У нас же есть очень много событий, которые нас сплотили навсегда. И это не только общая победа в Великой Отечественной войне, это не только освоение космоса, но и война 1812-го года, где мы тоже были вместе. И я обращаюсь к вам с просьбой взять под свой патронат строительство памятника мариупольским гусарам, которые героически сражались в войне 1812-го года, а также уже строящегося памятника князьям Раевским, тоже героям той войны. Мне кажется, такие события и составляющие нашу общую историческую память, конечно, сближают наши народы, и дают пример молодому поколению. Памятники, быть может, детали и небольшие, но тем не менее.

- Я с вами совершенно согласен.   Гуманитарная составляющая наших отношений имеет огромное   значение. Тут мы немножко подзабыли. У нас свежа в памяти   прошедшая Вторая мировая война - Великая Отечественная. И   то поколение победителей, которое еще живет, оно нас   обязывает не разрушать гуманитарные связи. Сегодня часто,   встречаясь с ветеранами, мы обмениваемся точками зрения.   Это всегда очень волнительно, потому что это люди, перед   которыми мы в долгу. Они - самые высокие эксперты. И мы   сдаем экзамены перед ними, как перед своей совестью. Вот об   этом я могу намного больше говорить, чем о войне 1812 года.   Хотя, конечно, нужно помнить и об истории.

- Виктор Федорович, поскольку вы сейчас коснулись   святой темы общей победы в Великой Отечественной войне, я   для вас привез газету "Известия" от 9 сентября 43-го года с   приказом Верховного Главнокомандующего генерал-полковнику   Толбухину и генералу армии Малиновскому: "Войска Южного и   Юго-Западного фронтов в результате умелого маневра и   стремительного наступления одержали крупную победу в   Донецком бассейне над немецкими захватчиками. Сломив   сопротивление врага, наши войска в течение шести дней с   боями овладели городами Дебальцево, Иловайск, Енакиево,   Горловка… и другие". И заголовок - "Доблестная Красная   Армия отбила у немцев и вернула нашей Родине Донецкий   бассейн. Слава освободителям Донбасса!" Передаю вам эту   газету вам передать на память.

- Спасибо, спасибо большое.

- Есть ли у вас девиз, которому действительно вы   следуете по жизни?

- Я не очень это люблю, но получилось   так, что один молодой человек пристал ко мне, предлагая   сделать семейный герб. И в итоге я сдался. Он разок   спросил: "Какой девиз хотели бы?" Я над этим подумал и   попросил написать на латыни "Все преодолею". Мне кажется,   что привычку добиваться цели надо прививать с детства. Вот старшего сына, когда он маленький был, мы сильно   баловали. Один раз я купил ему не по возрасту сложный   конструктор. А я очень поздно приходил всегда домой,   подолгу работал. Приезжаю уже в полночь, родные дверь   открываю и говорят, что ребенок не обедал, не ужинал и все   меня ждал - конструктор разложил, а собрать не может. Ждал,   чтоб я собрал. Я прошел к сыну. Он на меня смотрит и -   только-только начал говорить - лепечет: "Папа, - и   показывает пальчиком: - Сумей, сумей". И я быстро собрал,   хотя было непросто. Вот после этого сын успокоился, и мы   вместе с ним пошли ужинать. Вот это уже характер. С детства   он просматривается. И, конечно, нужно приучать к тому,   чтобы человек способен был достигать цели. Реально ставить   ее, определять и достигать.

- Можно пару слов о вашей супруге Людмиле Александровне? Насколько слышал, у вас была романтическая история знакомства, когда на заводе ей что-то на ногу   упало, а вы спасали ее…

- Я ей всегда говорю: "Это вы специально придумали, чтоб меня под венец заманить".

- Ну, кстати сказать, она до сих пор помнит ваш первый подарок - коврик. Даже цену этого коврика назвала. А какой подарок вы ей подарили недавно?

- (Смеется) Она не любит подарки. Дорогие тем более. Помню, был как-то, по-моему, в Бразилии. Забежал в аэропорту в магазин дьюти-фри и увидел красивый шарф. Купил его и приберег на 8 марта.

- Я особенно почувствовал в вас близкую душу, когда  узнал о ваших гастрономических пристрастиях. Говорят, вы любите вареники с маком, вареники с вишнями. Считается, что если украинец не понимает в сале, то какой же он украинец. Есть у вас свой способ выбора сала и вообще, насколько правдива версия о том, что без сала нет украинца?

- Раньше очень любил бывать на рынке. И, конечно, одно из любимых занятий - выбор сало. Несколько сортов.

- Перейдем теперь к увлечению всеобщему - к футболу.   Как вы считаете, насколько готовы сегодня ваши стадионы,   ваша инфраструктура к проведение чемпионата Европы по   футболу - 2012? И что еще осталось сделать?

- Очень много еще осталось работы. Есть   такая пословица, что студенту всегда не хватает одной ночи.   Мы не исключение. Я уверен, что в ночь перед началом   чемпионата мы еще что-то будем мести и чистить. Огромная   ответственность, огромные ресурсы уже задействованы, еще   будут задействованы, но мы не имели права по-другому   подходить. Для нас это большая честь и мы, конечно, сделаем   все, чтобы с достоинством все выполнить, потому что от   этого зависит имидж нашего государства.

- Мне кажется, российский и украинский болельщики, хотя   и родные, но все-таки отличаются друг от друга. В чем   национальные черты украинских?

- Вот здесь я не согласен я с вами.   Неоднократно приходил к мысли, что болельщики везде   одинаковые, только традиции немного отличаются. Нам нужно   учиться у болельщиков, например, Испании или Англии, или   Италии. Мне нравится, как они поют гимны своих стран.   Последнее время наши фаны начали немножко подтягивать эту   культуру. Уверен в том, что мы очень скоро выйдем на такой   же уровень боления. Я очень люблю бывать на стадионах. Там я с   удовольствием забываю о том, кто я есть. Мечтаю, чтобы меня   никто не замечал. Спорт есть спорт, а футбол - это один из   красивейших и самых эмоциональных его видов, который не   любить, мне кажется, просто невозможно.

- А как бы вы определили характерные черты современного   украинца?

- Мы все-таки не можем не разделять   старшее поколение и поколение молодое. Это уже совершенно   другие люди. Я смотрю на своих сыновей, старшему скоро   будет 40, младшему за 30 и сравниваю их с внуками. И уже,   как говорят в Одессе, две большие разницы между ними.   Каждое поколение будет отличаться от предыдущего, потому   что идет колоссальный прогресс. Я сегодня утром разговаривал со своей учительницей   Анной Дмитриевной. Я ее уложил с огромным трудом в больницу   на профилактику. Тросом затащил ее туда. Но я очень   доволен, и она в итоге очень довольна. Язык не   поворачивается назвать ее бабушкой, учительнице ей уже за   80. Она полна энергии, очень коммуникабельная, заводная. И   сегодня утром, когда я с ней беседовал, она мне говорит:   "Ты должен все успевать". Еще во втором классе она нам   говорила то же самое. Обращалась к мальчикам: "Вы все   должны успевать. Вы должны хорошо учиться, спортом   заниматься, девочек не забывать". И сегодня она мне опять   об этом напомнила. Наверно, возраст все-таки не помеха.   Потому что если человек родился, знаете, такой молодой в   душе, он таким и останется.

- Виктор Федорович, что вам близко в русской культуре?   Что вас с ней связывает?

- У меня вся родня по линии мамы из   Курской области. В 30-е годы, когда началась   продразверстка, их там начали колотить, раскулачивать,   бабушка тяжело заболела тифом, и они - три сестры, моя мама   самая младшая, вместе с отцом - уехали в Донбасс. Потому   что в Донбассе тогда скрывались все. Строительство,   индустрия, шахты и так далее. Маму я свою не помню. Она умерла, когда мне было два   года. Но мне очень много о ней рассказывали отец, бабушка и   мои тетки. Они все были очень веселого, заводного нрава,   инициативные, энергичные. Очень любили песню и танец. Но в   тот период много приходилось работать, и бабушка говорила,   что просто поражалась, как много моя мама Оля работала. Она   никогда не ходила, она бегала, чтобы все успеть. Прибежать   домой, убрать, что-то приготовить. Ухаживала за мужем и   обязательно ему пела песни. Я думаю, это и есть   отличительная черта народа, который, несмотря на трудности,   несмотря на горе, своим характером, своей волей побеждал   все.

 - Как вы проводите свободное время? У вас столько   замечательных привязанностей: вы и охотник,  и рыбак, и,   что называется, байкер, во всяком случае, в прошлом. Вы и   автомобилист, кстати, классный. И на концерты любите   ходить. Если у вас есть свободное окно, то чем вы займетесь   первым делом?

 - Если есть свободное время, я занимаюсь   спортом. Немножко "подремонтировал" коленные суставы. Люблю   поиграть в теннис.

- Футбол уже забросили?

Виктор Янукович: В футбол я иногда с внуками играю. Не   люблю жить без движения, не люблю валяться на диване.

- Обломов - не ваш герой?

- Нет. Приходится читать много   документов, это отнимает колоссальное время. Ну, и иногда   литература.

- А кино смотрите?

- Внуки затягивают.  Или дают заказ -   какой-то фильм им понравился. И часто бывает в субботу или   воскресенье, когда мы собираемся, я себе не принадлежу. Они   задают программу, и я ее выполняю.

-  Вы руководитель со стажем. Какова, на ваш взгляд,   вот эта штука под названием "власть"?

- Ну, в разные годы разные, как говорят,   вкусовые качества. 36 лет назад я начал работать   директором. Это тоже уже была какая-то власть, но если   говорить до этого, я тоже был начальником, но других   рангов. Ну, в общем-то, так жизнь сложилась, различного   уровня была ответственность, различные были задачи, но   принципы всегда оставались неизменными. Это не зависело от   объемов работы и от задач, которые стояли. Нужно было   достигать поставленных целей.

Для меня это был  огромный опыт - возможность видеть,   наблюдать, принимать участие.  А во власть попал совершенно   неожиданно. Никогда не думал, не планировал. Даже мыслей не   было никаких. Первым мне об этом сказал, кстати, отец   Зосим, в 1994 году: "Ты будешь губернатором". И в 1996 году   меня пригласили работать вначале заместителем председателя   областной государственной администрации, потом - первым   заместителем. А через полгода я уже был главой   администрации. Наступила очень засушливая весна, и я начал   осваивать, в том числе, и сельское хозяйство, поехал по   полям. Нет и нет дождя, нет и нет. Селяне уж волнуются. Я   поехал к отцу Зосиму. Небо ясное, ни одной тучки. И он   говорит : "Надо Господа Бога молить, чтобы дождь пошел". И   мы пошли в церковь, поставили свечи, постояли, помолились.    Вышли на крыльцо, и стали падать крупные капли дождя. Я   поднял голову - вокруг светлое небо, а тут одна темная   туча. И потом пошли дожди.

Бывает когда очень тяжело, то поднимешь глаза к небу и   думаешь, когда уже этот дождь пойдет и немножко станет   легче, прибьет эту пыль или туман развеет. В общем, поэтому   жизнь такая же, наверное, как и у всех. Вот только уровень   ответственности, конечно, давит. И чем больше уровень   ответственности, тем больше ощущаешь этот груз.

Михаил Гусман (ИТАР-ТАСС, Киев)

Архив эксклюзивных интервью в базе данных ИНФО-ТАСС по подписке

Поделиться:
Главное в мире
Главное в России